Архитектура Мексики - Сеносиан | XXI век | Стили дизайна интерьера…

Если вы думаете, что биоархитектура, это когда объединяют авокадо с мохнатым бакланом – вы ошибаетесь. Проекты Брюса Гоффа и Паоло Сольери сделали этот стиль популярным в 70-х годах прошлого века на южной границе США. В долине «Виста дель Вале» на окраине Мехико расположен дом архитектора Сеносиана Агилера, который можно назвать природным во всех отношениях.
Он воспроизводит личную идею минимализма по Сеносиану: не простой формат белого полированного ящика, а стремящийся к редукционизму простой интерьер с непрерывными поверхностями, изгибающимися от пола до потолка. «Мебель интегрированная в архитектуру жилища даёт максимальный контакт с полом, по такому пути устроены жилища в сельской местности и Азии», - объясняет он. – «Это даёт дополнительную свободу и спонтанность».
Это полностью сочетается с предыдущими органическими работами таких архитекторов как: Гофф, Сольери и Франк Ллойд Райт, и конечно же Антонио Гауди, который смотрел на ракушки, черепа и губки, как объекты живого вдохновения. В этих домах есть что-то футуристическое.
Дом Сеносиана, в котором он живёт вместе с женой и дочерью, построен в форме огромной акулы, установленной на стороне небольшого холма, устрашающий вид подчёркивает агрессивно торчащий спинной плавник. Парадная дверь выполнена в форме круглой медной панели в хоббичьем стиле. С обратной стороны дверь покрывает драпировка в форме виноградной лозы. В раскрытой пасти акулы вставлено кривое стекло, перекрывающее выход из студии Сеносиана, откуда открывается вид на город. Окно другой комнаты сделано в форме иллюминатора, который образует глаз акулы.
Железо-бетонная конструкция довольно проста. Сначала Сеносиан очерчивал волнообразный скелет из металлических брусьев. Затем получившуюся форму он перекрывал сверху снизу переборками, после чего распылял цементный аэрозоль внутри формы. «Во время строительства это напоминало скат для катания на скейте, но потом поверхность стала более гладкой, похожей на скорлупу яйца», - объясняет он. Выступающую над землёй часть дома Сеносиан покрыл специальным покрытием из полиуретана, а также светостойким и водоотталкивающим эластомерическим покрытием.
Завершил проект он тем, что оштукатурил 1 800 квадратных футов площади специальным составом из белого цемента, бежевой извести и мраморной пыли. Для того, чтобы усилить связь между человеком и землёй, туфли необходимо снимать сразу на входе. Первый этаж акулы в основном используется как прихожая. Отсюда лестница поднимается на второй этаж, под лестницей оборудована специальная ниша для телефонных разговоров, вмонтированная в стену. Лестница ведёт в студию Сеносиана, дверь в которую сделана в форме медных цветков с лепестками над цветным стеклом основной поверхности. Почти что Гауди.
За лестницей первый этаж акулы ведёт к туннелю. В конце этого мистического туннеля, благодаря иллюминатору, освещаемого естественным светом, находится переход в подземное дополнение, где на площади в 1 100 квадратных футов расположены спальни и жилые помещения. Комнаты женщин расположены ниже и правее, гостиная выше и левее. В открытой кухнё, совмещённой со столовой, виноградная лоза заползает по потолку и свешивается с террасы, дополняя органические формы дома.
За исключением простеньких деревянных табуреток и коткейльного столика из секвойи остальная мебель встроена в стены. В женских комнатах кровати вырезаны из стенных конструкций. Недалеко от койки расположена другая ниша в стене, предназначенная для хорошего времяпрепровождения с книгой в позе «клубком». Минимализм Сеносиана утилитарен. Вы не найдёте здесь множества дверок, потому что в обстановке достаточно встроенных пространств и небольших ящичков.
Ловкость, с которой Сеносиан располагает мебель внутри стен, помогает поддерживать общее впечатление плавности и извилистости поверхностей в основном блоке здания. Кружащий цоколь задуман так, чтобы он постоянно освещался естественным светом с первого этажа и через стеклянные двери.
Главная ванная комната сделана в форме грота с воронкообразной ванной одетой в малахит, и вырезанной в стене лепной ниши, с которой вода каскадом струится вниз. Раковина имеет специально приспособленные держатели для зубных щёток; оленьи рога использованы как стойка для полотенец. В главной спальне округлые формы шкафа, в которых есть что-то мультяшное, навевают атмосферу каменного века. Кожаная скамья, вырезанная в стене, постепенно продолжается по спирали, обращаясь в постель, выступающую из стены.«Идея в том», - объясняет Сеносиан, - «чтобы полулежать подобно животному в пещере».

Комментарии закрыты.