НОВОЕ РУССКОЕ СЛОВО | DAILY RUSSIAN AMERICAN NEWSPAPER ON THE…

Человек долго скрывал свое прошлое – прошлое гениальное, непонятое и отвергнутое. Потеряв единомышленников, он остался в одиночестве и как будто смирился с порядком вещей. Он прятал свои идеи и избегал говорить о них. Но другим не стал.
Архитектор Лазарь Маркович Хидекель учился, проектировал, строил, преподавал в Ленинграде. На его счету ряд сооружений (некоторые взяты под охрану государства как памятники архитектуры), участие в архитектурных конкурсах и выставках, поколения воспитанников и долгие годы работы.
Однако мало кто знает, что Лазарь Хидекель – изобретатель супрематических городов, человек, который увидел в «Черном квадрате» Казимира Малевича по-тенцию нового, космического строительства.
Русский авангард дал мировому искусству целый спектр формообразующих направлений: абстракционизм Василия Кандинского, конструктивизм Владимира Татлина, супрематизм Казимира Малевича. Современное искусство и дизайн до сих пор основываются на открытиях авангарда.
Супрематизм – наименее понятное и известное широкой публике явление. Рожденный в кругу заумных художников, поэтов и музыкантов, он представлял собой мистическое учение о постижении беспредметного пространства средствами универсальной системы геометрии и полихромии. Супрематизм 1920-х годов как у Малевича, так и у его ученика Лазаря Хидекеля можно назвать пространственным моделированием, предвосхищающим визуальные компьютерные технологии.
Начиная с 1960-х годов российский архитектор и исследователь Селим Хан-Магомедов собирал материалы о направлениях в архитектуре, которые оказались за пределами интересов советской науки. Процесс был почти детективным: поиск спрятанных от официальных глаз архитектурных проектов, встреча с участниками событий 1920-х годов, которые с опаской вспоминали о тех временах, составление архива архитектуры советского авангарда.
Хан-Магомедов общался и с Лазарем Хидекелем. На основании документов, хранившихся в его архиве с 1920-х годов, исследователь очень высоко оценил подлинный вклад Хидекеля в современное архитектурное движение. Недавно в серии «Творцы авангарда», выпускаемой московским фондом «Русский авангард», вышла его небольшая книга о Хидекеле.
Белоруссия. Витебск. Революция. Молодые люди, которые уже не читают Тору и не ходят в синагогу. Они приняли революцию как личное освобождение. Национальное возрождение сменяется интернациональным движением. На этом пути им встречаются сначала Марк Шагал, а затем Казимир Малевич. Еврейская молодежь постигает супрематизм, соотнося эту знаковую систему с системой иудаизма.
В годы гражданской войны в Витебске совместно с другими учениками Малевича, Хидекель занимался усложнением плоскостных построений. Решающую роль в этом сыграло преподавание архитектурного проектирования Лазарем (Эль) Лисицким – художником, ставшим впоследствии широко известным на Западе. Свой переезд в Ленинград в 1922 году ученики Малевича восприняли как возможность реализовать супрематизм в массовом искусстве.
Гениальный студент архитектурного факультета Института гражданских инженеров быстро обратил на себя внимание, прежде всего декана факультета, самого активного новатора в ленинградской архитектуре 1920-х годов Александра Никольского. Уже через несколько лет учебы они начинают работать совместно. Мастерская Никольского создает целую серию проектов в новом стиле. Кое-что удалось даже построить. Появился прецедент, факт, визуальный образец су-прематической архитектуры.
В начале 1930-х Хидекель начинает самостоятельную работу, проектирует большие комплексы и сооружения, продумывает и функциональную, и формальную сторону проекта. Он одержим идеей погрузить функциональные процессы внутрь простейших геометрических форм, чистых форм супрематизма.
Однако политическая ситуация в России меняется. Супрематические постройки либо разрушают, либо меняют их облик в угоду реакционному вкусу. Хидекель продолжает работать, пытается найти компромисс, ищет области, где его открытия принесут пользу…
Эксперимент не удался, но это был великий эксперимент. Всю оставшуюся жизнь он посвятит преподаванию архитектуры, частями и тайными шифрами пере-давая свои знания и идеи ученикам.
Еще долго он будет заниматься графическими супрематическими работами – в одиночестве, в тиши своего кабинета, делая наброски, развивая идеи своего учителя, создавая утопический город «Черного квадрата».

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.