Виталий Логинов, «ВЕЛП»: «Архитектура будущего в руках конструктора…

Может ли Универсиада компенсировать потерю исторической застройки Казани, какова роль конструкторов в архитектуре будущего и как рейтинг казанских архитекторов улучшил облик города, рассказал председатель правления Союза архитекторов Республики Татарстан, руководитель персональной творческой мастерской “ВЕЛП” Виталий Логинов.
ПОЧЕМУ КАЗАНЬ НЕ ПРАГА - Виталий Павлович, сегодня бытует точка зрения, что облик старой Казани не представляет собой ничего уникального, поэтому особо и не надо переживать об потерянных старинных зданиях…  
- В вопросе сохранения исторического центра для меня примером является Прага. Если бы нам удалось повторить чешский опыт, то Казань могла бы стать одной из российских туристических Мекк.
Когда главным архитектором Казани был мой учитель Мунир Агишев, никто не мог покуситься на исторические памятники в городе. Агишев не пускал новостройки в центр. Благодаря нему Казань долгое время сохраняла уникальную кирпичную архитектуру. Помню, еще студентами в 1970-м году мы участвовали в конкурсе на реконструкцию Старо-татарской слободы, и тогда наш проект завоевал первое место. Это была хорошая затея, но, к сожалению, до реализации ее довести не удалось. В итоге, сегодня уцелел лишь небольшой кусочек слободы на берегу озера Кабан.
В те годы многие гости из Европы, США восхищались нашим городом. У нас были уникальные объекты на улице Космодемьянской, Федосеевская, Тельмана, Пушкина… Нам нужно было тщательно реставрировать или воссоздавать историческую застройку. Мы долго их берегли, но во время перестроечного периода большинство из них были уничтожены.
- Может, Универсиада-2013 хотя бы частично компенсирует архитектурные потери в исторической застройке с помощью новых уникальных объектов?
- Будем надеяться. Новые сооружения Универсиады должны быть суперсовременным. Городу не нужны посредственные объекты.
Сейчас обсуждается концепция будущей деревни Универсиады. Считаю, что прежде чем приступить к ее проектированию, нужно понять, как этот объект будет использоваться после окончания игр. Отдадим мы деревню под очередной элитный жилой комплекс или создадим на ее базе студенческий городок? Исходя из назначения объекта, мы должны рассчитать - какие объекты соцкульбыта здесь потребуются, какая инфраструктура нужна. Если бы государство передало деревню под студенческий комплекс, то Казань от этого только выиграла. Тогда бы, сконцентрировав здесь хотя бы часть 100-тысячного казанского студенчества, мы могли лучше организовать учебный процесс, культурный досуг, безопасность…
Меня смущает мировая тенденция последних лет, когда для спортсменов строят высотные гостиницы в 100 и более этажей. В результате этого участники соревнований оказываются поставленными в неравные условия. Представьте, что одна команда живет на восьмидесятом этаже, а другая на третьем. Здесь даже атмосферное давление разное. Поэтому думаю, что деревня Универсиады должна быть среднеэтажной (5-6 этажей).
КАК ВЕРХНИЙ УСЛОН ЧУТЬ НЕ СТАЛ КАЗАНСКИМ СИТИ-ЦЕНТРОМ - Как вы относитесь к высотной архитектуре?
- До последнего времени во многих российских городах, в первую очередь в Москве, был взрыв высотной архитектуры. Но на Западе небоскребы не используются в качестве жилых комплексов, это, прежде всего, офисные центры.
Они также выполняют важную архитектурную роль, очерчивая границу исторического центра города. Неслучайно, в Москве семь сталинских высоток построены по кольцу, и до сих пор, играя роль высотных доминант, формируют облик города. Я не против таких проектов как “Москва-сити”, но я против появления небоскребов в историческом центре. На мой взгляд, 10 лет назад идеальным местом для высотной застройки был квартал Б. Другой удачной идеей (она также появилась в это время) было предложение по формированию восьмого района Казани на противоположном высоком берегу Волги в Верхнеуслонском районе (напротив речпорта). В случае реализации этого проекта, мы могли бы перенести весь деловой центр, соединив его с Казанью с помощью моста в районе Аракчино. В итоге мы создали бы одну из самых прекрасных панорам на протяжении всей Волги и освободили центр от лишней архитектуры и транспортных пробок.
- Зато сегодня в Казани реализуется другой амбициозный водный проект - намыв правого берега Казанки…
- С одной стороны, попытку градостроителей нарастить берег можно понять. Прежде Казанка в этом месте не была такой широкой как сейчас. Это произошло после поднятия уровня   Куйбышевского водохранилища. Но последнее слово должно остаться за экологами.
Но, с другой стороны, казанцы, которые приобрели жилье в первых новостройках (”Панорама”, “Берег”) на правом берегу Казанки окажутся в положении обманутых людей. Они покупали здесь дорогие квартиры именно из-за открывающегося вида на реку, на Кремль. И тут неожиданно появляются новые проекты застройки береговой линии, которые перекрывают вид жителям новостроек. Поэтому, на мой взгляд, из всех решений наиболее удачен проект мастерской Токаревых. Он предполагает точечную застройку береговой линии высотными зданиями. В итоге у второй линии сохраняется вид на Кремль.
КОМФОРТНАЯ МАЛОЭТАЖКА - Сегодня малоэтажное строительство в России набирает обороты. На ваш взгляд, какие перспективы имеет это направление в Казани?
- Мода на загородное жилье пришло и в нашу страну. На мой взгляд, малоэтажная застройка – это возможность жить комфортно. Человек приезжает в город только на работу, а все остальное время проводят за городом.
Под Казанью активно строятся коттеджные поселки. Но, к сожалению, малоэтажная застройка идет без достаточного инфраструктурного обеспечения. Не хватает магистралей, магазинов, детсадов, школ, больниц… Вследствие этого жители загородных поселков ездят в Казань не только на работу, но даже за продуктами. Как итог мы перегружаем городские улицы.
Поэтому, если мы хотим развивать “малоэтажку”, то одновременно следует вести работы по реконструкции и строительству дорог. За городскую черту должны выноситься торговые центры. Это нонсенс, что в центре Казани находятся такие торговые центра как ИКЕА, Мега, Метро. За рубежом они располагают в 20-30 км от города. Поэтому жители так называемых “левиттаунов” каждые выходные семьями садятся в машину и едут из своего коттеджа на шопинг в эти “храмы торговли”.
АРХИТЕКТУРА НА ГРАНИ С БОТАНИКОЙ - Какой будет, на ваш взгляд, архитектура будущего?
- Стиль будущего – это бионическая архитектура. Лучшие решения дает природа. К примеру, тот же укроп с архитектурной и инженерной точки зрения безупречен: большие листья гармонично сочетаются с тонким стеблем, который прочно держит всю конструкцию. Поэтому архитектура будущего в руках конструктора. Кто придумает материал, который будет работать только на растяжение, тот получит мировое признание. Думаю, что после появления новых современных технологий все эти кубы будет смотреться немного странно. Особенно в нашем регионе, где существует большая   снеговая нагрузка, холод, морозы…
- Какой вы видите Казань через 5 лет?
- Будущее Казани немыслимо без решения проблемы улично-дорожной сети и транспортной схемы. Городу нужна новая научно проработанная схема. К ее разработке нужно привлечь специализированные проектные институты. Нужно широкое обсуждение проблемы среди профессионалов. Каждое решение должно быть научно обосновано и объяснено. В противном случае, даже вместе со строительством новых многоуровневых развязок мы проблемы не решим, а получим новые пробки на транспортных дамбах, на “Миллениуме”.
КРУГЛЫЙ СТОЛ И РЕЙТИНГ КАК ОРУЖИЕ ПРОТИВ ХАЛТУРЫ - Удается ли Союзу архитекторов РТ влиять на градостроительную политику Казани?
- Ситуация стала меняться с началом реализации серии круглых столов, посвященных наиболее актуальным вопросам архитектурно-строительного комплекса Татарстана. Они проходят под эгидой Союза архитекторов РТ и в них принимают участие наиболее компетентные эксперты стройкомплекса Татарстана. У этого проекта - большой резонанс в СМИ. И власти тоже стали больше прислушиваться к мнению специалистов.
В то же время считаю, что большую помощь городу могло бы оказать создание градостроительного совета при мэре Казани. Мэр – это всегда главный архитектор города и за ним окончательное решение. Но, думаю, что, принимая решение, он должен иметь возможность учесть и мнение профессионалов.
- В апреле 2007 года Союз архитекторов провел рейтинговую оценку объектов Казани и пришел к неутешительным выводам. Изменилось после этого что-нибудь в облике города?
- Действительно, есть положительные тенденции. Архитекторы стали более ответственно   относиться к проектированию (ведь на кону репутация), а городская администрация - более внимательно оценивать предлагаемые проекты. В Казани стали меньше строить домов, представляющих сомнительную архитектурную ценность.
В то же время считаю, что подобные рейтинги нужно проводить раз в два года. И оценивать следует все объекты, которые были построены в городе за последние 1-2 года. Рейтинг – это индикатор профессионализма архитектора. Не для ни кого не секрет, что архитектор стареет, и старее его мысль. Не должно быть, чтобы мастерская Логинова и Прокофьева, которая   построила к 1000-летию Казани 15 зданий, всю жизнь числилась первой. Нужно дать дорогу и талантливой молодежи. С результатами рейтинга обязательно должны знакомиться инвесторы и городская администрация.
БЕЗ БЛАТА, НА ОДНИ ПЯТЕРКИ
- Сегодня много говорят о кризисе в российском высшем образовании, о низком уровне подготовки молодых архитекторов…
- Считаю, что на фоне других вузов КГАСУ держится молодцом. Он сумел сохранить свой потенциал. Но в то же время есть и проблемы. В 1968 году, когда я поступал на архитектурный факультет Казанского инженерно-строительного института, то конкурс на специальность архитектора был огромный. Поэтому набрать 20 из 20 баллов мне с первой попытки не удалось. Тогда не было таких понятий как блат или взятка, можно было рассчитывать только на свои знания. После года упорной подготовки сдал все экзамены на пятерки.
- А после окончания вуза где работали?
- По окончанию института меня по распределению должны были направить на должность главного архитектора Бугульмы. Но в мою судьбу вмешался мой учитель Мунир Агишев. Его только что назначили главным архитектором Казани, и он предложил мне стать главным архитектором Ленинского района Казани. Я согласился и занимался   градостроительным проектированием застройки того района, который сейчас казанцы называют Квартала (пространство от района нынешних улиц Бондаренко и Ямашева до 26-27 квартала). Одновременно с работой в ГлавАПУ в 1975 год мы с моим однокурсником Евгением Прокофьевым организовали собственную архитектурную мастерскую и занимались проектированием зданий и разработкой градостроительных проектов. Поэтому история нашей персональной творческой мастерской “ВЕЛП” насчитывает уже 34 года.  
- Над какими проектами работаете сейчас?
- После успешной реализации проекта гостиничного комплекса “Корстон-Казань” его заказчик - группа компаний “Корстон” - привлекла нашу мастерскую “ВЕЛП” к работе над крупными объектами в Москве, Южно-Сахалинске, Астрахани. В Казани сейчас мы проектируем гостиницу.
Арслан Минвалеев,
фото Марии Зверевой

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.