Строительство будущего / История архитектуры и дизайна / Статьи…

Автор: Мэтью Найт Перевод: Ольга Макеева Довольно просто проглядеть влияние зданий на количество выделенной углекислоты, приводящей к парниковому эффекту, но места, в которых мы живём и работаем, создают свыше 30% выделений в целом.
Хотя сам термин «зелёная архитектура» был придуман только 20 лет назад, архитекторы начали применять экологически рациональные методы проектирования уже давно. В наши дни они трансформируют городской пейзаж настолько сильно, что раньше это было даже невозможно себе представить. Созданные благодаря прогрессивным методам проектирования и строительным технологиям смелые новые конструкции современности появились очень во многом благодаря технологиям, используемым пионерами промышленности и их предшественниками.
Задолго до того, как были изобретены электрические отопительные и охлаждающие системы, люди были вынуждены импровизировать, используя простейшие инструменты и естественные материалы, чтобы построить здания, которые бы защитили их от температурного фактора и связанных с ним перегрузок. Глинобитные дома и иглу – всего лишь два примера примитивных, но изобретательных проектов, которые в ходу до сих пор.
Промышленная революция изменила строительные технологии. Наиболее ранние примеры более сложного климатического контроля были созданы Джозефом Пакстоном – он использовал вентиляторы в ячеистой сводчатой крыше Хрустального Дворца, созданного в 1851 г. Итальянский архитектор и строитель Джузеппе Менгони внедрил подземные охлаждающие воздух системы в проектируемую им галерею Витторио-Эммануэле II, строительство которой было завершено в 1877. В США в прежнем Пеншн-билдинг в Вашингтоне использовались сходные технологии для контроля за температурой, а армированные окна Флэтайрон-билдинга («Утюга») защищали его обитателей от слепящих солнечных лучей.
Продвижение в области строительных технологий в начале XX века – особенно армированный сталью бетон – означало, что здания могут достигать ещё больших высот. С появлением кондиционирования и флуоресцентного освещения одновременно с возможностью потреблять дешёвую энергию здания начали всё более отдаляться от окружающей их среды. Фактически они превратились в гигантские запечатанные коробки, где производительность рабочей силы перевешивала по важности любые проблемы, касающиеся среды.
Послевоенная модернистская архитектура быстро двигалась вперёд, предлагая выбор зданий для корпораций и организаций. Но к 1960-м годам возникла мощная обратная реакция против этих зданий. Критики кричали, что они элитарны и безобразны. Публикация книги Рэчел Карсон «Молчаливая весна» (Silent Spring) в 1963 г. вдохновила целое поколение защитников окружающей среды. Архитекторы не были изолированы от их влияния. Работы Виктора Олджиэй «Дизайн с климатом» (Victor Olgyay «Design with Climate») и Ральфа Ноулза «Форма и стабильность»(Ralph Knowles «Form and Stability») ознаменовали наступление новой эры средового дизайна.
К концу десятилетия итальянский архитектор Паоло Солери ввёл понятие «аркологии» (градостроительной концепции, представляющей собой синтез архитектуры и экологии). Предлагаемое им слияние экологии с архитектурой было блестяще воплощено в рамках проекта Аркосанти (Arcosanti project), начало которого относится к 1970 г.
Нефтяной кризис 1973 г. привёл к ещё более широкому пересмотру принципов строительного дизайна. В том же году Американский институт архитекторов (AIA) формирует специальную комиссию по изучению энергии. К 1977 г. президент Картер создал в США новое Министерство энергетики. Одной из основных задач министерства было исследование способов сохранения энергии.
Архитекторы вернулись к кульманам. Знаменитости наших дней начинали с создания проектов, которые с тех пор стали достопримечательностями средового дизайна. Норман Фостер описывал своё здание Willis Faber & Dumas Headquarters в Ипсвиче, Великобритания (1975) как «первопроходческий пример энергетически-разумного проекта, бросившего вызов принятым взглядам на офисное здание».
Центр Помпиду в Париже открылся в 1977 г. Вывернутый наизнанку дизайн, о котором мечтали Ричард Роджерс и Ренцо Пиано, всё ещё остаётся одним из ярчайших примеров высокотехнологичной экологичной архитектуры. В том же году Сим Ван дер Рин создал здание Bateson Building в Сакраменто, Калифорния – модель эффективного использования и сохранения энергии.
Став первым человеком, построившим в 1977 г. дом, использующий солнечную энергию, американский архитектор-новатор Уильям МакДонах начал создавать себе репутацию светила в области высокотехнологичной экологической архитектуры. Его заводской комплекс компании Форда в Мичигане, известный как Ford Motor Company`s River Rouge Plant, покрывает свыше 10 акров и является самой большой в мире конструкцией подобного рода.
1990-е годы увидели вступление в силу новых рейтинговых систем для зданий, учитывающих экологию. Великобритания представила в 1990 г. метод оценки здания с точки зрения окружающей среды (BREEAM), а США предложили свою собственную систему энергетического и экологичного дизайна (LEED) в 1998 г. Развитие компьютерного проектирования (CAD), материалы и строительные технологии внесли вклад в увеличение количества смелых, разумных с точки зрения окружающей среды проектов.
В 1992 г. малазийский архитектор Кен Йеанг создал в Куала Лумпур здание Menara Mesiniaga. Цилиндрическая 15-этажная био-климатическая конструкция включает в себя алюминиевые пластины, жалюзи для создания тени и скользящие двери, способствующие вентиляции. Солнечные панели на крыше также служат для поступления энергии в здание.
Здание Нормана Фостера во Франкфурте, известное как Commerzbank Headquarters, стало в 1997 г. первой в мире экологичной башней, дополненной «небесными садами». Шестью годами позже архитектор закончил знаковое здание, формирующее силуэт Лондона, а именно 30 St Mary Axe. Оно потребляет только половину энергии, которая требуется обычному крупному офису. Здание известно как “the gherkin” (корнишон), его дизайн Фостер позаимствовал у природы, подражая свойствам губок, обитателей океанского дна.
Заимствование самых долговечных природных форм и их использование для изменения формы нашей среды обитания – процветающая сейчас ветвь экологичной архитектуры. Современные эко-здания комбинируются, формируя сообщества наподобие BedZED в Великобритании. А эко-сообщества должны сформировать новые эко-города, такие как Донгтан в Китае.

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.